Край победившей природы

04.10.2003

Край победившей природы

Камчатка - это бархатные сопки, вулканы, океан. А на берегу - унылый город с быстро сокращающимся населением

Сергей Цигаль

Если не дружишь с географией, то так всю жизнь

и будешь считать, что Камчатка - это маленький отросток на востоке России. На самом же деле это огромная страна, красивая и своеобразная, населенная людьми с островными привычками. Про остальную Россию они так и говорят: "Там, на материке..."

Петропавловск-Камчатский производит удручающее впечатление. Город состоит из блочных хрущевских пятиэтажек грязно-серого цвета с облупившейся краской. Где вы, выпускники архитектурных институтов? Где знаменитые "бумажные" архитекторы? Вот уж широкое поле для деятельности. Кругом бархатные сопки, за ними вулканы со снежными вершинами, рядом Тихий океан. А между вулканами и океаном - унылый город с быстро сокращающимся населением (люди уезжают "на материк"). Жить здесь трудно. Зато прилететь на пару недель на охоту или рыбалку - одно удовольствие.

РЫБАЛКА МОРСКАЯ

В самых диких местах полуострова можно услышать немецкую или английскую речь. В первый же день к нам в номер постучал человек, представился Алексеем и позвал есть рыбу. Он только что вернулся с морской рыбалки и договорился в гостиничном кафе, что прямо там ему зажарят улов. Несмотря на русское имя, Алексей - немец. В Петропавловске он с большой командой бизнесменов налаживает какую-то торговлю. Рыбы у них оказалось много, и была она очень вкусной. Блюдо сверху посыпали жареным луком, а мы сбегали в номер за привезенной из Москвы водкой. Вечер удался. А утром мы отправились за своим уловом.

Если обратишься в Москве в турфирму, организующую морскую рыбалку на Камчатке, заплатишь вдвое. А если воспользуешься услугами местных проводников, то за умеренную плату за тобой и в гостиницу заедут, и отвезут на своем катере на хорошее место, и еще попутно проведут экскурсию. Тюлени на скалах, морские птицы - альбатросы, топорки, чайки. Фотоаппарат дымится. Во время морского путешествия главное - не забывать через каждые полчаса проглатывать по пять гомеопатических шариков из коробочки с нарисованными на ней самолетом и кораблем. Иначе укачает. Впрочем, укачает и с лекарством. Единственное, что может примирить вас со стихией, - это клев. И он был, и какой! Рыба в этих местах отлично клюет на кусочки свиного мяса. Не на розовое с тонкими прослойками сало, а на мякоть, порезанную не слишком мелкими кусками. И вот появляется первый красавец - белокорый палтус, плоский, гладкий и упругий; затем камбала, потом другая... и пошло. Хозяин с гордостью показывает большую пробоину в обшивке с внутренней стороны катера. Палтус пробил хвостом. Весу в нем было 37 килограммов! Но за таким нужно идти далеко, за сто верст на север. А нас, вволю наловившихся на песчаной банке, везут к острову Старичкова. Лесистый и высокий, со скалистыми берегами, остров этот практически необитаем. Местные собирают здесь птичьи яйца, да стоит крошечная будка, где жили ученые, наблюдающие за косатками. Это морское млекопитающее увидеть не удалось, да

и не до него было - окунь просто набросился на свинину. Не успеваешь опустить снасти на шесть-семь метров и сразу крутишь катушку. Крупные красавцы под килограмм, красные (почти багровые) и темно-зеленые окуни и покрытый шипами, с огромной головой бычок. Но вот рыбы поймано навалом, качка усиливается, а волшебное лекарство перестает действовать. Пора сматывать удочки, а то не избежать конфуза.

РЫБАЛКА ПРЕСНОВОДНАЯ

Вечером того же дня мы должны были уезжать в глубь полуострова, на реку Быструю, половить рыбку в пресной воде. Но привезенный улов нам (в отличие от немцев) в гостинице жарить отказались. Ну ничего, запаковали мы добычу и стартовали в неведомое на двух машинах, одна из которых была японским внедорожником, а другая - нашим "уазиком-буханкой". Тут я, как патриот, не могу не отметить с чувством глубокого удовлетворения ходовые качества отечественного "джипа". Конечно, "японец" и тихий, и экономичный (а в этих краях топливо заметно дороже, чем в Москве). Но чуть свернешь в лес, и иностранец вязнет, а для нашей техники, кажется, препятствий не существует. Кстати, "УАЗы" - единственные автомобили российского происхождения, относительно распространенные здесь, в море подержанной продукции Страны восходящего солнца.

На 112-м километре от Питера (так здесь называют Петропавловск-Камчатский) асфальт среднего качества закончился. Наша команда из семи человек проехала по щебенке еще более четырехсот километров и въехала в лагерь, в былые времена именовавшийся "пионерским". На ближайшем к воротам бараке висела стенгазета "Здравствуй, лето!" Хозяином этого оздоровительного учреждения оказался армянин Левон с синими от наколок открытыми частями тела, массивной цепью и солидной "гайкой" на пальце. Ночлег был обеспечен, и мы помчались на ближайшую реку. По местным меркам клева не было. Но любой рыбак из средней полосы России впал бы в состояние катарсиса от этих рывков и согнутого дугой удилища. Десяток роскошных гольцов, микиж и хариусов считается здесь неудачей.

ВОДА ГОРЯЧАЯ

Повсюду из вулканических недр этого края пробиваются горячие воды. Кое-где их облагораживают, строят бассейны и ванны. Вода с запахом серы теплая и полезная. Утверждают, что она излечивает ото всех решительно болезней. Можно еще нырнуть, набрать жидкой грязи, намазать больное место и ждать выздоровления. В прошлую поездку я посидел в такой ванне и потом целый год не мучился спиной. В этот раз мы с ребятами окунались в живую воду четырежды в разных местах, но моложе пока не стали, хотя процедура рассчитана на 3,5-5 минут, а мы плавали по часу. Вот жду результатов.

В качестве культурной программы заехали в районный центр Эссо. В нем около трех тысяч жителей. Помимо прокуратуры и милиции в поселке имеется краеведческий музей. За небольшие деньги можно сфотографироваться в одежде шамана. Еще можно воспользоваться древним приспособлением для добывания огня. Правда, развести огонь в музее не дают (видимо, из соображений пожарной безопасности). Зато при помощи этого устройства предлагают просверлить дырочку в дощечке. У меня получилось, после чего экскурсовод предложила мне рядом с "моей" дырочкой расписаться и поставить дату. Приедете на следующий год - найдете свою дырочку в неприкосновенности.

Могут организовать конную прогулку. И всегда в продаже свежее разливное камчатское пиво. Кстати, неплохое. Ассортимент в продуктовых магазинах райцентра приятно удивляет. И яблоки, и груши двух сортов, и сливы, и арбузы. Свиная вырезка даже дешевле, чем в Москве. На вещевом рынке в основном продукция китайского производства кошмарного качества. Мне пришлось купить довольно дорогое "махровое" полотенце толщиной с папиросную бумагу. Ведь живительные источники, температура воды в которых приближается к точке кипения, бьют из земли на каждом углу, и, ошпарившись, нужно чем-то вытираться. Тут же, на рынке, мне рассказали, что в былые времена ("спасибо коммунистам!") насверлили много скважин, и теперь оттуда зимой идет тепло в дома. Вообще, зимой здесь не столько холодно, сколько ветрено и влажно. Люди в серых блочных домах со щелями, замазанными снаружи чем-то черным, спасаются от сырости коврами. В квартире наших друзей все стены и полы в коврах. Я вспомнил Атласские горы в Северной Африке, откуда привез огромный плед из верблюжьей шерсти. Там его в шутку называли берберским отоплением. На Камчатке же никаких шуток от будущей зимы не ожидают.

ЛЕСА И ОЗЕРА

На следующий день наш отряд поехал в направлении Охотского моря, в поселок Начилово. Грибы здесь не ищут. Просто отходят на некоторое расстояние от дома и срывают их как с грядки. Ребята на несколько минут остановились на дороге, и мы прошлись по обочине. Никому не нужные, брошенные всеми, стоят белые грибы размером с небольшого ребенка. Я забыл обо всем на свете, и меня в конце концов с трудом затащили в машину, прижимающего к груди настоящее богатство.

Захотелось остаться здесь навсегда или, по крайней мере, насушить грибов на всю оставшуюся жизнь. Это можно сделать за сутки, была бы печка. Вечером ели "шурпу": чуть-чуть дичи, очень много грибов и картошки. Редкие кусочки дикой утки терялись в общем объеме, но вкуса не портили. Остановились на берегу речки. В выходные дни поляна у реки сплошь заставлена роскошными машинами. Надуваются лодки, ревут моторы, горят костры. Один наш предусмотрительный товарищ на ночь укреплял растяжки из лески с фальшфейерами: "минировал" подходы к палаткам со стороны леса. Фальшфейер - что-то вроде армейского бенгальского огня - должен был отпугнуть предполагаемого медведя. Здесь только и разговоров: медведь съел японского фотографа, медведь загнал мужика на дерево, женщина пошла в лес и не вернулась - медведь... Медведя тут уважают. Именно так - не боятся, а уважают (хотя и боятся тоже). На Камчатке медведь не фольклорный персонаж, а вполне конкретный огромный зверь, по сравнению с которым американский гризли просто мальчик в лесу. Наш намного крупнее.

А еще он очень умный. Проводник Иван рассказывал, как однажды ловил рыбу

и бросал улов в кусты (клевало хорошо, и некогда было возиться с садком). А когда пошел рыбку собирать, смотрит - ничего нет. Сделал несколько шагов в глубь леса и увидел на земле все, что осталось от улова - рыбьи головы. "Хозяин леса" просто стоял позади рыболова и тихо дожидался свежей рыбки. Ходит медведь совершенно неслышно, хоть и весит порой под тонну. Бывает, выходят люди утром из палатки, а кругом - следы и как ножом разрезанная когтями лодка. В год выдается 250 лицензий на отстрел медведей. Половина из них реализуется. А ведь сколько еще "неучтенных" охотников! Браконьеров здесь полно, и с ними не очень-то борются. Во всяком случае, по рекам они носятся свободно, не скрываясь, большими компаниями. А в икорных схронах, которые время от времени обнаруживает рыбнадзор, бывает и две, и три, и шесть тысяч килограммов. Сейчас даже при таком варварском отношении к природе рыбы в реках и медведей в лесу еще полно. Но надолго ли?

Фото Вацлава Шагиняна







Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.