Договор с Норвегией не отвечает интересам России

Так оценили участники круглого стола в Госдуме «Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане», подписанный президентом Дмит­рием Медведевым и премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом 15 сентября 2010 года в Мурманске.

Договор ратифицирован 8 февраля 2011 г. Стортингом (норвежский парламент). Норвежцам не терпится взять под свой контроль значительно больший участок «серой» зоны Баренцева моря, на который они могли бы рассчитывать.

Теперь слово за Госдумой.  «Единая Россия», судя по всему, определилась: все 316 кнопок будут нажаты «за» ратификацию.

За круглым столом, созванным КПРФ, собрались специалисты в области международного права, геополитики, дипломатии, ученые, представители ассоциаций и объединений рыбаков Северного и Западного бассейнов, экономисты, депутаты Госдумы, Мурманской областной думы.

Вскоре после подписания договора рыбаки-северяне направили свои воззвания во все высшие инстанции, а парламентарии Мурманской области единогласно, невзирая на партийные различия, приняли Обращение в адрес правительства РФ, Государственной думы, в Совет Федерации с  требованием не ратифицировать договор, ущемляющий как интересы региона, так и всей России во многих областях хозяйственной деятельности. А далее с Обращением произошло неожиданное. После окрика свыше мурманские «единороссы», составляющие большинство в облдуме, срочно отозвали Обращение, которое заместитель директора Правового Департамента МИД РФ Василий Титушкин в выступлении на круглом столе назвал «ничтожным документом, не подлежащим рассмотрению». Договор, в глазах Титушкина, «справедлив», «не наносит ущерба правам России…», «закрепил принципы взаимовыгодного сотрудничества в сфере углеводородов», «способствует процессу становления внешней границы континентального шельфа РФ в Арктике…»

Позиция МИДа, выраженная Титушкиным, полностью диссонировала с мнением остальных участников «стола». А когда мидовца «прижали» вопросами о невыгодах договора, он откровенно объяснил, что «обязан руководствоваться официально принятыми решениями», не копаясь «в мотивах их принятия». Он не отрицает, что «можно было бы добиться большего в линии на северном и центральном участках спорной зоны», но переговорщики руководствовались  договоренностями 1992 года.

Депутаты-коммунисты Валентин Романов, Виктор Илюхин, Борис Кашин, Алевтина Апарина выразили удивление, что документы начала лихих 90-х, подписанные ельцинским министром иностранных дел А.Козыревым, через 18 лет никто даже не попытался изменить. Означает ли это, что заданный Козыревым вектор внешней политики – уступки, сдача позиций России – продолжается и в наши дни? «Почему линию провели до 85 градуса? Почему не просчитали потери? Почему мы так себя ведем у Шпицбергена, когда нас «тренирует» Норвегия?» – один за другим ставил вопросы депутат-коммунист Мурманской облдумы Геннадий Степахно.

Начальник отдела Управления международного сотрудничества Росрыболовства Светлана Назарова не уверена, что «норвеж­ская сторона в одностороннем порядке не ухудшит условия ведения промысла для российских судов…», воспользовавшись пробелами, допущенными в договоре.

Не нашел справедливости в договоре доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник юстиции России Геннадий Мелков. Какая справедливость, если в мурманском договоре нет даже упоминания о важнейшем для России договоре о Шпицбергене 1920 года, который действует 90 лет?

Впервые, согласно тексту договора, особо  отметил Мелков, «Россия без всяких правооснований отказывается от всех своих прав в пределах архипелага Шпицберген, соглашаясь с недопустимыми пространственными уступками в пользу Норвегии, отказываясь от доступа своего рыбопромыслового флота для ведения промысла в традиционных западных районах Баренцева моря. Договор Медведева–Столтенберга уводит их под юрисдикцию Норвегии. Тогда как по договору о Шпицбергене норвежцы не имеют вокруг архипелага ни континентального шельфа, ни двухсотмильной рыбоохранной зоны. Так чьи же национальные интересы соблюдает этот договор, России или Норвегии? На мой взгляд, исключительно Норвегии».  Ратификация мурманского договора, прогнозирует Мелков, приведет к тому, что Россия будет идти с протянутой рукой к Норвегии за разрешениями порыбачить в своих соб­ственных водах... Где ж был МИД, его Правовой департамент, когда согласовывался текст договора?»

Ничего в российско-норвежском договоре не сказано о советском, ныне российском полярном секторе, установленном  решением Президиума ЦК от 15 апреля 1926 года по меридиану к Северному полюсу.  Если в международном договоре ничего нет о праве России в этом регионе, то основы государственной политики России в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу утрачивают силу, так как международные договоры имеют преимущество над внутригосударственными документами.  Справедливо ли это по отношению к России, осваивавшей Арктику с незапамятных времен? Можно ли ратифицировать договор, изобилующий сплошными пробелами по отношению к интересам нашего государства?

Об исключительной ценности незамерзающего Баренцева моря для рыбного промысла и перспектив разработки шельфа говорил председатель Координационного совета Рыбного хозяйства России и Координационного совета Северного бассейна Вячеслав Зиланов. В 70-х годах XX века политическое руководство СССР, дипломаты, рыбаки совместно добились того, что советский рыболовный флот работал во всем пространстве Баренцева моря. Тогда считались с мнением рыбаков. Договор Медведева–Столтенберга готовился втайне от общественности и такой заинтересованной стороны, как рыбаки. Даже в СМИ не было ни слова о договоре. До последнего дня общественность оставалась в неведении, что в нем.

В статье 4 договора предлагается новая формула пересмотра долей. Достигнутые в 1975 году договоренности с норвежцами себя не исчерпали: 50 на 50 треска, 50 на 50 – пикша, 60 на 40 – мойва, 55 на 45 – палтус. Пересмотр, если следовать уступчивому договору, будет непременно не в пользу РФ. Можно ли с этим соглашаться?
Зиланов обнаружил в тексте договора неточности перевода с норвежского, редакторские и лингвистические ляпы, что выявляет низкий профессиональный уровень людей, готовивших документ. Нельзя такой непродуманный договор ратифицировать. Для России он обернется не меньшей бедой, чем Соглашение Бейкера–Шеварднадзе. Не только в плане экономического, территориального ущерба. Договор Медведева–Столтенберга открывает новые пути расширению НАТО на восток. Норвегия – член НАТО, и она не откажется от контроля за российскими водами вплоть до Арктики.

Леонид Калашников (первый заместитель председателя думского комитета по международным делам, организатор «стола», фракция КПРФ) уверен, что громкие заявления Японии о своих претензиях на наши Южные Курилы усилились с появлением мурманского договора. Японцы чувствуют сговорчивость России, и идут в наступление. Если состоится ратификация договора, то вслед за Норвегией, получившей «подарок» от мягкотелых российских политиков, в очередь за своим «куском» встанет Япония.  А США ей в этом помогут. Участники дискуссии единогласно предлагают правительству, Госдуме остановить ратификационные процедуры до уточнения и дополнения текста договора Медведева–Столтенберга в сторону учета национальных интересов России.

Галина Платова





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.