Партнерство Роснефти и ВР: рентабельность под вопросом

Редкое событие в сфере бизнеса вызывает такой ажиотаж, как сделка между «Роснефтью» и  ВР. Сообщение о предстоящем обмене пакетами акций и совместном освоении этими компаниями нефтегазовых месторождений арктического шельфа вызвало бурю комментариев не только в деловых, но и в политических кругах разных стран.

Редкое событие в сфере бизнеса вызывает такой ажиотаж, как сделка между «Роснефтью» и  ВР. Сообщение о предстоящем обмене пакетами акций и совместном освоении этими компаниями нефтегазовых месторождений арктического шельфа вызвало бурю комментариев не только в деловых, но и в политических кругах разных стран. С одной стороны, речь идет о стратегическом альянсе крупнейшей российской государственной компании с игроком мирового масштаба. С другой стороны, репутация у обеих структур неоднозначная. За «Роснефтью» тянется шлейф истории поглощения лучших активов обанкроченного ЮКОСа, а ВР понесла колоссальные репутационные и финансовые потери в связи с катастрофой на глубоководной платформе в Мексиканском заливе. Однако активы и возможности обеих корпораций таковы, что объединение их потенциалов не может не оказать влияния на расклад сил в отрасли в глобальном масштабе.

Перспективы стратегического сотрудничества двух компаний остаются предметом внимания экспертов уже несколько лет: в 2006 году «Роснефть» и BP заключили меморандум о сотрудничестве в Арктике. Документ предусматривал определение зон совместных интересов с перспективой проведения геологоразведки. На этот раз в документах, подписанных президентом «Роснефти» Эдуардом Худайнатовым и главой ВР Робертом Дадли в Лондоне, уточняются планы совместной деятельности в арктическом регионе: речь идет о создании СП для совместной разработки трех Восточно-Приновоземельских участков и создание Центра арктических технологий, который будет разрабатывать программу по безопасному освоению углеводородных ресурсов Арктики. Ресурсы участков арктического шельфа для совместного освоения «Роснефтью» и ВР оцениваются в 5 млрд т нефти и 10 трлн куб. м природного газа.

Помимо этого, речь идет об обмене акциями: «Роснефть» передает ВР 9,5% своих акций (из них 9,44% – это казначейские акции, оформленные на дочернюю структуру «РН-Развитие») и получает взамен 5% обыкновенных голосующих акций ВР. По оценкам экспертов, исходя из данных о рыночной капитализации компании, обмен является равноценным: каждый пакет акций стоит около 7,8 млрд долларов. Таким образом, для «Роснефти» эта сделка – крупнейшая в истории компании.

В итоге ВР станет обладателем самого крупного миноритарного пакета акций российской компании в 10,79% (у нее уже есть пакет, приобретенный на 1 млрд долл. в 2006 году в ходе IPO), а «Роснефть» – второго по объему пакета BP.

С точки зрения интересов и развития бизнеса возможности компаний сопоставимы. Британской корпорации необходимо географически диверсифицировать свою деятельность и при этом оставаться в секторе бизнеса, где у нее есть и будет конкурентное преимущество. В результате катастрофы в Мексиканском заливе ВР потеряла часть своего рынка в США, ей необходимо искать новых партнеров, а возможности поиска весьма ограничены: практически все страны ОПЕК закрыты для чужих игроков, а на других рынках компания столкнулась бы с жесткой конкуренцией. Для обеспечения доступа к наиболее перспективным ресурсам крупнейшие нефтяные компании сегодня вынуждены идти на довольно рискованные шаги, в том числе в политически неблагоприятных зонах (а Россия почти по всем критериям именно к таковым и относится). Кроме того, среди крупнейших производителей нефти в мире «Роснефть» – одна из наиболее дешевых в расчете на единицу контролируемых ресурсных запасов.

Конкурентные преимущества ВР – опыт разработки шельфовых месторождений и уникальная практика работы на севере – представляют ценность, несмотря на катастрофу в Мексиканском заливе. «Роснефть» же имеет огромные неисследованные территории, неразведанные ресурсы. Компания получила семь лицензий для работы на шельфе, в том числе на арктическом, и подала еще 25 заявок. Получая контроль над этими ресурсами, ВР получает возможность сохранить место в семействе «семи сестер» – группе крупнейших энергетических международных корпораций – и хороший шанс на развитие.

«Роснефть», в свою очередь, получила шанс войти в клуб влиятельных международных игроков. Российская госкомпания заручилась партнерской поддержкой хотя и переживающего не лучшие дни, но все еще чрезвычайно мощного транснационального концерна, по-прежнему обладающего немалыми возможностями по всему миру и весьма продвинутой технологической базой. Благодаря созданию СП «Роснефти» удалось с немалой выгодой вовлечь в оборот только что полученный на внеконкурсной основе за бесценок лицензионный ресурс на арктическом шельфе. Теперь дорогостоящей и технологически сложной разведкой, для самой «Роснефти» очевидно непосильной, займется, по-видимому, новый партнер госкомпании.

Соглашение не только обеспечивает контролируемой государством «Роснефти» желанный доступ к технологиям и опыту BP, но и впервые делает Кремль крупнейшим одиночным акционером транснациональной нефтяной компании. Сделка также повысит политический статус вице-премьера и председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина.

Выдвигается также версия, согласно которой сделка с «Роснефтью» рассматривается руководством ВР в качестве своеобразной страховки на случай, если российское правительство продолжит курс на консолидацию энергетических активов, очередной жертвой которого мог бы стать традиционный партнер ВР в России – холдинг ТНК-ВР. Эту версию выдвинула британская «The Guardian» со ссылкой на депеши Госдепартамента США, рассекреченные скандальным сайтом «WikiLeaks».

В телеграммах американских дипломатов, датированных 2008 годом, говорилось о том, что BP не желает потерять свое право участия в освоении месторождений холдинга ТНК-BP, который обеспечивает четверть мировой добычи британской компании и обладает пятой частью всех ее резервов. Руководство ВР, комментируя эти высказывания, в свою очередь напоминает, что цитируемые источники относятся к временам острого конфликта между BP и ТНК-ВР в 2008 году, который вынудил генерального управляющего BP Роберта Дадли в спешном порядке покинуть Россию, опасаясь гнева Кремля. С тех пор ситуация изменилась качественным образом, утверждают в руководстве британской компании.

Позже у BP появился и другой мотив для альянса с «Роснефтью». Как следует из депеши, датированной сентябрем 2009 года, руководство британской компании опасалось недовольства Кремля из-за роста ее доходов от работы в России. Приводились конкретные цифры: вложив изначально 8 миллиардов долларов, BP заработала уже 12 миллиардов.

Похоже, что нынешняя сделка с «Роснефтью» родилась вовсе не из стремления британского концерна улучшить свое положение после катастрофического разлива нефти в Мексиканском заливе, как считают многие. Ставку на российскую государственную компанию BP сделала задолго до драматических событий вокруг платформы Deepwater Horizon.

За последующие после сообщения о сделке дни акции «Роснефти» показали значительный рост. Участники рынка обоснованно ожидают, что стратегическое партнерство с BP не только позволит компании монетизировать пакет собственных казначейских акций посредством покупки перспективного актива, но и создаст отличные предпосылки для реализации совместных проектов  (обмен современными технологиями, использование проектного финансирования) как в России, так и за ее пределами. Кроме того, инвесторы отреагировали не столько на возможный эффект от освоения арктических месторождений, который может быть получен через 10–15 лет, сколько на тот факт, что крупные международные инвесторы возвратились в Россию, что в целом снижает риски по отрасли.

Сотрудничество с таким крупным транснациональным игроком, как ВР, дает российской компании не только экономические преимущества. Наиболее двусмысленным аспектом объявленной сделки эксперты называют то обстоятельство, что она может рассматриваться как своего рода признание легитимности приобретения «Роснефтью» активов ЮКОСа. Условия сделки были оглашены 15 января – и месяца не прошло, как экс-владельцы ЮКОСа Михаил Ходорковский и Платон Лебедев получили второй срок, а Россия – очередную порцию резкой критики со стороны западных лидеров. Параллельно акционеры и менеджеры ЮКОСа выигрывают один за другим процессы в западных судах, в которых ответчиком является «Роснефть». И количество подобных исков множится.

Очевидно, что заинтересованные стороны должны будут так или иначе внести коррективы  в свои стратегии, руководствуясь пониманием, что этим договором Кремль приобретает потенциального союзника в сопротивлении искам к «Роснефти» со стороны бывших владельцев ЮКОСа.

Неслучайно сделка вызвала ревнивые комментарии конкурентов и политиков, настроенных оппозиционно к российскому правящему режиму.

Определенную озабоченность вхождением российской компании в капитал ВР уже высказали политики и бизнесмены США, где ВР имеет основную часть своего бизнеса. В Вашингтоне заволновались в связи с возможными последствиями сделки для национальной безопасности США, поскольку ВР поставляет горючее американской армии. Конгрессмен США от Демократической партии Эдвард Марки уже потребовал  от американских регуляторов «немедленно проверить» сделку российской нефтяной компании «Роснефть» и британской ВР. Он призвал также и Госдепартамент США «осуществлять контроль» за соглашением между компаниями. Следует отметить, что Эдвард Марки зарекомендовал себя как жесткий критик ВР еще со времен катастрофы в Мексиканском заливе, так что его позиция по данному вопросу является вполне предсказуемой.

Опасения американских конгрессменов разделил лидер оппозиционной Лейбористской партии Великобритании Эд Милибэнд, экс-министр по вопросам энергетики и изменения климата. Милибэнда тревожит упомянутая сделка в свете того, что, по его словам, BP еще не до конца справилась с последствиями аварии на буровой установке Deepwater Horizon в Мексиканском заливе. Впрочем, нынешнее правительство консерваторов – давно искавшее повод по примеру администрации Барака Обамы начать взаимовыгодную «перезагрузку» во взаимоотношениях с Москвой – уже успело одобрить сделку, ставшую предметом обсуждения в экспертных и политических кругах.  Правительство Великобритании выступило в поддержку новой стратегической линии ВР, направленной на развитие сотрудничества с Россией. Как отмечает газета «Guardian», Лондон в своих оценках сделки ВР с компанией «Роснефть» «отклонил критику со стороны США и заявил, что партнерство с российской нефтяной группой было верным шагом с позиций будущего развития».

Европейцы, в свою очередь, озаботились судьбой Арктики. С неодобрением сделки выступили «зеленые». Они обеспокоены проблемами арктического региона, которому, как они опасаются, может быть нанесен урон в связи с разработкой нефтяных месторождений и открытием судоходных торговых путей: ведь в Арктике последствия разлива нефти куда катастрофичнее, чем в теплых широтах. В прошлом году Гренландия отказала BP в предоставлении концессий на бурение из-за сомнений в готовности компании соблюдать правила безопасности, напоминают в этой связи европейские экологи.

Насколько велики взаимные риски от такого тесного сотрудничества? Расследование аварии на платформе британской компании может привести к крупным штрафам и распродаже активов, что отразится на положении ВР. Кроме того, у компании могут появиться новые проблемы с доступом к проектам в других странах из-за того, что «Роснефть» на Западе прочно ассоциируется с разгромом ЮКОСа. Вспоминают, в частности, что как раз в связи с этим обстоятельством предпринимались попытки оспорить первичное размещение акций «Роснефти» на лондонской LSE в 2006 году. Западные аналитики не исключают также, что российское государство может вмешиваться в дела альянса. Претензии иностранных владельцев ЮКОСа к виновникам его краха, среди которых «Роснефть» рассматривается в качестве ключевого бенефициара, составляют около 50 миллиардов долларов.

Нельзя также сбрасывать со счетов и риски, связанные с претензиями другого партнера BP в России – консорциума Alfa-Access-Renova (AAR). Там уже заявили, что британская компания нарушила соглашение с акционерами, заключив сделку об обмене акциями с «Роснефтью». В AAR уверены, что имеют право наложить вето на сделку. ААР и ВР владеют ТНК-ВР на паритетных началах. В рамках соглашения акционеров ТНК-ВР все проекты в России и на Украине партнеры реализуют через ТНК-ВР, за исключением случаев, если совет директоров ТНК-ВР посчитает проект неинтересным для компании. Тогда каждый из партнеров может реализовывать свои планы самостоятельно.

Впрочем, по оценке экспертов, с учетом лоббистских возможностей «Роснефти» едва ли возможные иски помешают сделке. Очевидно, что одобрение альянса между «Роснефтью» и BP со стороны премьер-министра РФ Владимира Путина делает маловероятными какие-либо недружественные действия со стороны консорциума. Скорее всего, конфликт будет улажен, ведь российские вложения BP на самом деле оказались весьма успешными, несмотря на временами острые разногласия с российскими партнерами из ААR.

Едва ли следует ожидать серьезного противодействия совместным планам ВР и «Роснефти» со стороны правительства США, несмотря на соответствующие призывы отдельных американских политиков. «BP либо уже поговорила, либо еще обсудит все с правительством, или с администрацией, или с другими людьми, у кого могут возникнуть вопросы о сделке, и обеспечить, чтобы все прошло гладко», – откровенно прокомментировала ситуацию Нэнси Маклернон, глава Организации иностранных инвестиций США, подчиняющейся Министерству финансов США, в обязанности которой входит проверка подобных сделок с точки зрения национальных интересов страны.

Таким образом, политические и юридические риски, сопутствующие сделке ВР с «Роснефтью», не представляются критическими. В то же время существенное значение может приобрести то обстоятельство, что совместная разработка нефтегазовых месторождений на российском арктическом шельфе потребует инвестиций, которые исчисляются десятками миллиардов долларов.  У британского нефтяного гиганта после аварии в Мексиканском заливе и выставленного американским правительством счета в 21 миллиард долларов денег нет совсем. Все втором полугодии прошлого года компания распродавала активы, чтобы погасить убытки, связанные с ликвидацией последствий аварии, и оплатить штрафы.

Причем цифра убытков британской компании может оказаться далеко не окончательной: по оценке JPMorgan, если обвинение в преступной неосторожности и нарушении правил техники безопасности будет доказано, администрация США может обложить ВР новым штрафом, размер которого составит до 69 миллиардов долларов. В этой ситуации рассчитывать на финансирование совместных проектов со стороны ВР, очевидно, не приходится. Соответственно, деньги, которые пойдут на освоение этих месторождений, скорее всего, будут российскими. Как показывает российская практика создания отраслевых «чемпионов», например – «Русала», расплачиваться по их счетам приходится государству, то есть налогоплательщикам.

Возникает вопрос: почему компании не ограничились созданием совместного предприятия, а предпочли еще и обмен акциями? Наблюдатели полагают, что ответ содержится в заявлении ВР о том, что корпорация пришла в Россию лет на пятьдесят. Такое долгосрочное сотрудничество требует более основательных взаимоотношений. В этом случае обмен акциями надежнее: СП не связанных друг с другом компаний более подвержено рискам, в том числе политическим рискам, а также рискам контрагента, когда одна из сторон пытается получить больший контроль над проектом. Стоит также отметить, что у BP уже имеются обширные связи с «Роснефтью» помимо создаваемого СП. В частности, они ведут геологоразведку на Сахалине, а с недавнего времени вместе управляют немецкими НПЗ. Поэтому обмен акциями выглядит логичным шагом для укрепления этих связей.

Что до России, то северная нефть ей действительно очень нужна. И пусть на сегодня  нашей стране хватает сырья и для внутреннего потребления, и для отправки на экспорт, а прирост запасов стабильно превышает уровни добычи, однако этот прирост идет в основном за счет доразведки старых месторождений и применения новых технологий добычи. А вот новых масштабных месторождений, сопоставимых по запасам с Западной Сибирью, нет. И это подталкивает нашу страну заняться таким рискованным проектом, как освоение арктического шельфа. Только в одиночку делать это очень трудно. Если финансовых ресурсов у российских властей достаточно, то без привлечения технологий не обойтись.

В самом деле, все упомянутые выше риски стратегического партнерства «Роснефти» и ВР – юридические, политические, финансовые – ничто по сравнению с рисками самого арктического проекта, который аналитики даже называют венчурным. Подобных технических задач никто никогда не решал, даже оборудование для освоения арктического шельфа только предстоит разработать. А самое главное, что предварительные цифры запасов нуждаются в подтверждении. Сколько в действительности нефти на шельфе – достоверно не знает никто. Северные месторождения – место крайне малоизученное, и говорить о том, сколько там нефти, можно лишь после бурения разведочных скважин. А это дело ближайших 5–7 лет. Что до коммерческой добычи нефти, то она, по оценке экспертов, может начаться не ранее чем через 20–25 лет.

С учетом сказанного, рентабельность проекта пока под вопросом. Извлечение нефти на арктическом шельфе и ее транспортировка – дело крайне затратное. Прокладка трубопровода сейчас обходится в сумму от 1 млн до 5 млн долларов за километр. Труба, идущая от арктических месторождений, может стоить в разы дороже – до 10 млн долл. за 1 км. Поэтому аналитики уверены, что рентабельность проекту могут обеспечить только дополнительные налоговые льготы. Видимо, так и будет. Нефтяники в прошлом году уже получили налоговые каникулы при работах на шельфе. А глава правительства Владимир Путин пообещал «намеренно создать» благоприятный налоговый режим новому проекту.

 





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.