История российской борьбы за арктическую нефть

Российские руководители никогда особо не скрывали свои планы относительно Арктики. В последние годы их сигналы были весьма понятны: нам нужен от нее большой и жирный кусок, в том числе море нефти и газа, находящееся под дном морским, и мы готовы отстаивать свои притязания.

Страна весьма вульгарно заявила о своих намерениях в августе 2007 года, когда депутат российского парламента установил российский флаг на морском дне в самой северной точке мира, а также год спустя, когда президент Дмитрий Медведев сказал своим высокопоставленным генералам на совещании, что защита российских интересов в Арктике это ни больше, ни меньше, а их "прямая обязанность" на все последующие годы. Вот почему очень многие люди, имеющие отношение к принятию решений по Арктике, были крайне удивлены на прошлой неделе, когда их позвали на форум в Москву, где они услышали совершенно другие новости. Россия хочет, чтобы Арктика была "зоной мира и сотрудничества", и об этом им заявил премьер-министр Владимир Путин. Но серьезно ли он говорил?

Многие обозреватели, включая значительную часть гостей состоявшегося 23 сентября форума, говорят, что приветствуют такие заявления, однако миру придется подождать и посмотреть, что будет дальше. Пока что никто не торопится ликвидировать огромный военный потенциал приполярных стран (членов НАТО США, Канады, Дании и Норвегии, а также России), который они создают к северу от Полярного круга. Интенсивность милитаризации Арктики, которая в последние полвека то усиливалась, то ослабевала, зависела на протяжении всех этих лет в основном от напористости и агрессивности России.

Конечно, все началось на пике холодной войны, когда Арктику усеяли ядерным оружием столь плотно, что его там оказалось больше, чем в любой другой части мира. Затем, когда советская империя в конце 80-х начала приближаться к своему краху, наращивание военной мощи в Арктике пошло на убыль, особенно после знаменитой речи советского лидера Михаила Горбачева в Мурманске в октябре 1987 года, в которой он сказал, что Арктика должна стать "зоной мира и плодотворного сотрудничества".

Фраза Горбачева очень отличалась от того, что сказал на прошлой неделе Путин. К концу 80-х годов Россия была не в состоянии финансировать гонку вооружений в приполярных регионах. А поскольку угроза со стороны русских исчезла, четверка остальных арктических стран ослабила свое внимание к военным на севере. Такое отношение изменилось после 2001 года, когда мощный рост цен на нефть начал быстро толкать российскую экономику вперед, и правительство Путина стало выделять миллиарды на совершенствование инфраструктуры в Заполярье. Канада и прочие арктические страны отреагировали на это усилением внимания к своим военным и увеличением оборонных расходов на севере. В то же время, всем стало понятно, что ледовый покров в Арктике быстро тает, и вскоре появятся новые и значительные возможности для разведки, добычи и транспортировки нефти и газа в этом регионе. Северные державы внезапно оказались перед последним великим ресурсным рубежом, поскольку в Арктике находится четверть общемировых неосвоенных запасов нефти и газа – более 400 миллиардов баррелей (это нефть и газ в его нефтяном эквиваленте). И началась драка за ресурсы и за права на их освоение.

К концу 2014 года ООН получит конкурирующие заявки на владение различными районами Арктики от Канады, Дании и России, которые используют образцы грунта с морского дна в попытке доказать, что богатые нефтью регионы являются продолжением их континентального шельфа, а следовательно, по праву принадлежат им. Но даже если ООН решит, что изложенные в заявках научные данные точны (а она уже отклонила российскую заявку в 2001 году, заявив о ее недостаточной обоснованности), установкой границ эта организация заниматься не станет. Это дело самих конкурирующих стран, и вот тогда-то ситуация может серьезно накалиться.

Обнадеживающие сигналы на данном фронте появились 15 сентября, когда Россия и Норвегия урегулировали свой пограничный спор в Арктике, который сохранялся на протяжении четырех десятилетий. Соглашение было заключено в преддверии московского форума, состоявшегося на прошлой неделе и проходившего под лозунгом "Арктика - территория диалога". Многие расценили это как попытку России отказаться от своей репутации арктического агрессора. "Мы на переходном этапе, - говорит профессор Пол Беркман (Paul Berkman) из Кембриджского университета, занимающийся вопросами геополитики в зоне Северного Ледовитого океана, - Россия, с точки зрения Запада, была трудным партнером, а теперь она приглашает мировое сообщество к сотрудничеству".

Причина такой перемены в поведении России носит как прагматический, так и политический характер. Более мягкий и гибкий подход к вопросам арктической политики укладывается в рамки общих попыток Медведева завоевать расположение Запада, символом которых стала его зарождающаяся дружба с президентом Обамой. (Помните ту картошку, которую они вместе ели с гамбургерами в июне?) Кроме того, Россия понимает, что разрабатывать энергетические богатства Арктики будет гораздо труднее, если регион этот увязнет в конфликтах. "В условиях нестабильности все энергетические возможности будут сведены к нулю", - говорит Беркман.

Однако это не мешает приполярным странам активизировать военную деятельность на Крайнем севере – по крайней мере, пока. В августе Соединенные Штаты, Дания и Канада впервые провели крупные военные маневры в этом регионе. "Это шахматная игра, и каждый расставляет в ней собственные фигуры, - говорит эксперт по военной стратегии в Арктике из канадского университета Калгари Роб Хьюберт (Rob Huebert), - мы можем ходить вокруг да около и говорить о мирном партнерстве, но если откровенно, то они готовят свой потенциал против русских".

Кто-то может сказать, что все начала Москва. В июне 2008 года один российский генерал-лейтенант заявил, что его страна занялась подготовкой подразделений, способных воевать в Арктике, сделав это после того, как "некоторые страны начали оспаривать права России на богатый природными ресурсами континентальный шельф Северного Ледовитого океана". Но Путин в своей речи на форуме на прошлой неделе отверг все "футуристические предсказания о грядущей битве за Арктику", назвав их попыткой настроить страны региона друг против друга. Российские представители также опровергают слухи о подготовке специальных арктических сил.

Ведущий климатолог Роберт Корелл (Robert Corell), возглавлявший американскую делегацию на арктическом форуме, говорит о том, что речь Путина стала поворотным моментом, благодаря которому дебаты по вопросам Арктики превратятся в более спокойную и уравновешенную дискуссию. "Если об этом во всеуслышание говорит премьер-министр, то им будет трудно отказаться от такой позиции, особенно в ближайшем будущем", - отмечает он. Но похоже, что за мирными сигналами России и призывами к сотрудничеству по-прежнему скрывается изрядная доля бравады в притязаниях этой страны на Арктику. "[Остальные страны Арктики] должны быть благодарны нам [за то, что мы установили там флаг], потому что мы заставили их задуматься о шельфе и посмотреть, что там надо сделать, - говорит депутат Госдумы и полярный исследователь Артур Чилингаров, возглавивший в 2007 году экспедицию, водрузившую российский триколор на Северном полюсе, - если кто-то тоже хочет установить там свой флаг, то места там много. Но пройдет не меньше ста лет, прежде чем кто-то сможет туда добраться". Итак, гонка продолжается.

Саймон Шустер





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.