Станет ли Арктика театром военных действий?

Над Северным полюсом проходит самый короткий путь по воздуху (по дуге большого круга) из США в Россию и обратно, соответственно, именно с этой стороны в годы холодной войны обе стороны ожидали ракетно-ядерного удара. В Арктике строились военные объекты, обеспечивающие контроль за полетом своих МБР и обнаружение вражеских. Здесь размещались базы (точнее, аэродромы подскока) стратегических бомбардировщиков и системы ПВО для борьбы с бомбардировщиками противника (американо-канадская система ПВО в Арктике носит название NORAD, наша никакого специального названия не имела, являясь частью системы ПВО страны). А возможность действий флотов в Северном Ледовитом океане практически не рассматривалась. Только иногда отрабатывались пуски баллистических ракет с атомных подлодок через полыньи, но это, по сути, было дополнением к МБР наземного базирования (см. предыдущий абзац). Самый мощный из четырех советских флотов — Северный — правильнее было бы называть Атлантическим: только он имел свободный выход в Атлантику и был ориентирован на действия там, а не в Арктике.

Тем более не рассматривалась возможность ведения в Арктике наземной войны, наше гигантское арктическое побережье защищали льды, а не войска (здесь размещались лишь погранзаставы). Лишь на Чукотке дислоцировалась 99-я мотострелковая дивизия, которая собиралась воевать с американским десантом, высаженным с Аляски.

А на Аляске ждали десанта с Чукотки, отбиваться от него предполагалось силами 6-й легкой пехотной дивизии ВС США. Канада в своей арктической зоне держала лишь лыжные патрули, Дания (в Гренландии), по сути, вообще ничего не имела.

Тем более никто ничего не размещал в Арктике после окончания холодной войны. Исчезла 99-я мотострелковая дивизия на Чукотке, а также почти вся наша система ПВО (сейчас у нас к востоку от Северодвинска нет ни одного зенитно-ракетного полка севернее Красноярска) и большинство погранзастав. Северный флот сократился в разы. Правда, он всё равно остался нашим самым сильным оперативно-стратегическим объединением, в его состав входят все шесть наиболее мощных РПК СН пр. 667БДРМ, единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов», наиболее мощный ракетный крейсер «Петр Великий». С другой стороны, американская 6-я легкая пехотная дивизия сократилась до размеров бригады.

И тут льды начали таять.

Если они растают всерьез, то наше гигантское арктическое побережье не будет защищено уже вообще ничем — ни войсками, ни льдами. И у наших сокращающихся ВС заведомо не будет ресурсов для размещения войск в Арктике (особенно с учетом того, какие затраты потребуются на их снабжение). Правда, в последние годы кое-где (например, на Ямале) началось восстановление погранзастав, но они для борьбы с десантами не предназначены. Единственным спасением для нас, как это ни парадоксально, будет почти полная неосвоенность нашего Севера. Вражеский десант, даже если он высадится в каком-то из пунктов нашего побережья, просто не сможет никуда продвинуться, его загубят бездорожье и, несмотря ни на какое потепление, холод.

А вот проблема ПВО/ПРО станет по-настоящему серьезной.

В хоть сколько-нибудь обозримой перспективе для нас существует только один сценарий военной угрозы с Запада, не являющийся откровенным пропагандистским бредом, — нанесение США обезоруживающего (скорее всего, неядерного) удара по нашим стратегическим ядерным силам. Это сразу лишает Россию статуса великой державы и делает ее совершенно беззащитной перед китайской агрессией. В такой ситуации нам останется только звать тех же американцев, чтобы они защитили нас от Китая за ту цену, которую американцы за это попросят.

Безусловно, союз России и США против Китая был бы очень желателен. Но только не в варианте, когда разоруженная американцами же Россия выступает в роли их бессловесного подчиненного. К сожалению, мы сами делаем всё, чтобы у американцев возник соблазн реализовать подобный сценарий. Система ПВО страны практически развалилась, а СЯС очень быстро сокращаются. В итоге американцы своим высокоточным оружием могут почти безнаказанно уничтожить большую часть российских МБР, РПК СН и бомбардировщиков, а то, что уцелеет, добьет ПРО. И освободившаяся ото льда Арктика в этом очень сильно поможет американцам.

Во-первых, их многоцелевые ПЛА получат возможность наносить удары крылатыми ракетами из акватории Северного Ледовитого океана по всей территории России при полном отсутствии нашей ПВО в этом районе.

Во-вторых, запугав себя химерой ПРО в Восточной Европе, мы не заметили, что США уже создали по-настоящему эффективную систему ПРО морского базирования. 20 февраля с.г. крейсер «Лейк Эри» сбил ракетой «Стандарт-SM3» ИСЗ (американский же, разумеется), который, как пояснили официальные лица, нес большую экологическую опасность из-за наличия в его баках высокотоксичного топлива. Спутник летел на высоте более 200 км. Это означает, что такой ЗУР можно сбивать и БЧ МБР.

ЗУР «Стандарт-SM3» запускаются с борта крейсеров типа «Тикондерога» и эсминцев типа «Орли Берк», оснащенных системой «Иджис» («Aegis»). Каждый из 22 крейсеров типа «Тикондерога» может нести до 122 ЗУР, первые 33 «Орли Берка» — до 90, следующие — до 96 ЗУР (сейчас в составе ВМС США более 50 эсминцев этого типа, строительство серии продолжается).

Таким образом, США уже располагают массовым противоракетным оружием. В условиях очень «удачно» начавшегося таяния арктических льдов им ничто не будет мешать постоянно держать в высоких широтах, т.е. на траекториях полета МБР из России в США, оперативную ракетную группу из 3—4 крейсеров и 4—6 эсминцев. Она будет нести не менее 1000 (тысячи!) ЗУР «Стандарт-SM3», способных сбивать как МБР, так и их БЧ. И этого будет достаточно для того, чтобы гарантировать безопасность США от российских ракет.

Создается впечатление, что помешать реализации данного сценария может лишь нежелание США давать шанс Китаю и/или сокращение непомерно раздутого американского военного бюджета. Россия же превращается в пассивного наблюдателя, поскольку негативные тенденции в нашем военном строительстве не только не переламываются, но усугубляются.

Впрочем, даже и без такого апокалипсиса в освобождении Арктики ото льда для нас есть еще один очень неприятный аспект, не столько военный, сколько экономический.

Москва считает, что наши морские границы в Арктике распространяются к северу от российского побережья аж до Северного полюса. Всё остальное человечество уверено в том, что Россия имеет права лишь на территориальные воды в пределах 12 морских миль от своего побережья (материкового и островного), а всё остальное пространство является международными водами, где может плавать кто угодно.

Пока Северный Ледовитый океан был покрыт непроходимым льдом, данный спор носил чисто теоретический характер. Если льды исчезнут, он станет в высшей степени практическим, поскольку путь из Северной Америки и Европы в Восточную Азию и обратно через Арктику в разы короче, чем через Суэцкий канал (не говоря уже о пути вокруг Африки). И торговые суда пойдут этим коротким путем. Через воды, которые все считают международными, а мы — своими. Северный флот будет их топить?

 Александр Храмчихин





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.